Author details

Name: Питер Бартрам

Role: журналист

В нефтегазовом секторе происходят существенные изменения, и это относится не только к цене нефти. Как финансовые специалисты могут увеличить прибыльность предприятий данной отрасли, которая нуждается в них больше, чем когда-либо?

Может показаться, что прошлогодний обвал цен на нефть представляет собой угрозу для нефтедобывающей промышленности, но в то же время он может создать благоприятные возможности для финансовых специалистов, работающих в данной отрасли экономики. Одни отраслевые эксперты считают, что цена на нефть восстановится до прежнего уровня, другие утверждают, что не восстановится. Но все они сходятся во мнении, что в ближайшие годы финансовые специалисты будут играть все более важную и ответственную роль в нефтедобывающей промышленности.

Разумеется, некоторым выдающимся экспертам из числа финансовых специалистов удалось занять важные должности в советах директоров крупнейших нефтегазовых компаний мира. Но вместе с тем сохраняется ощущение того, что финансовые специалисты не всегда оказывают достаточное влияние в этой сфере. Как считает Колин Пирсон (Colin Pearson), партнер компании Ernst & Young по вопросам налогообложения нефтегазовых предприятий, традиционно при принятии решений во многих крупных энергетических компаниях решающий голос часто имеют инженеры. С учетом огромной технической сложности крупных проектов по разработке месторождений это вряд ли является неожиданным. Но времена меняются.

«В условиях, когда компаниям необходимо более эффективно управлять издержками и денежными средствами, стандартизировать процессы и повышать эффективность управления различными аспектами своей деятельности, баланс сил сместится в сторону финансовых специалистов», – предсказывает Пирсон.

Саймон Констант-Глемас (Simon Constant-Glemas), вице-президент и финансист-контролер компании Shell по Великобритании, полагает, что финансовые специалисты имеют хорошую возможность проводить анализ и собирать аналитические сведения, что может помочь компании принимать более взвешенные решения в будущем. «В некотором смысле мы как паук в паутине», – утверждает Саймон.

Несомненно, компании нефтегазового сектора столкнулись с невиданными проблемами. В новом докладе АССА о ситуации в отрасли «Нефтегазовый сектор – приоритеты и задачи финансового директора предприятия» (Oil and gas – priorities and challenges for the CFO enterprise) изложены ключевые вопросы будущей повестки дня: управление волатильностью, которая влияет на объем совокупных затрат предприятия, размер его капитальных вложений и финансирования; повышение качества прогнозирования и поддержки принятия решений; решение новых проблем в области корпоративной отчетности; а также прогнозирование степени влияния обесценения и уценки активов.

Рекомендуем посмотреть видеоинтервью с Саймоном Констант-Глемасом, в котором он объясняет ключевые задачи финансового отдела компании Shell в текущем финансовом климате. Для просмотра перейдите по ссылке.

В условиях, когда многие компании привлекли для выполнения ключевых функций финансового отдела зарубежных исполнителей, при решении всех этих проблем важную роль играют сотрудники, работающие в финансовом отделе. Оффшоринг позволяет финансовому отделу продемонстрировать, что он может сократить собственные издержки. А это позволяет создать доверие к нему в условиях, когда он требует урезания бюджета от других отделов компании.

Но это означает, что сотрудники, принимаемые на работу в финансовый отдел нефтяной или газовой компании, активно прибегающей к оффшорингу, могут получить меньше опыта по мере продвижения по карьерной лестнице. Неудивительно, что, по словам одного финансового специалиста, занимающего высокую должность на предприятии нефтегазового сектора, «многие нефтегазовые компании стали проявлять некоторую озабоченность относительно того, кто станет следующим финансовым директором».

Крупные компании в отрасли должны всерьез задуматься над этим вопросом, поскольку высшему руководству потребуется разрешить большое количество новых трудностей. Может оказаться, что те финансовые директора, которые способны справиться с этой задачей, будут играть более важную роль в разработке стратегии, чем когда-либо. «Я считаю, что для финансовых директоров компаний нефтегазового сектора начинается «золотой век», – утверждает доктор Стив Придди (Steve Priddy), полноправный член Ассоциации дипломированных сертифицированных бухгалтеров (FCCA), бывший директор ACCA по вопросам технической политики и исследований, который сейчас руководит нефтегазовой программой Лондонской школы бизнеса и финансов. – Но им предстоит ответить на очень сложные вопросы. Они уже являются выдающимися экспертами в своей области, но теперь им придется работать на грани возможностей».

Проблемный вопрос

Возьмем, к примеру, вопрос о контроле себестоимости и объема денежных средств. Как отмечает Пирсон, в последние годы доходность капитала резко упала. В будущем эта проблема может обостриться, поскольку в нефтегазовом секторе начинается реализация все более масштабных и сложных проектов, направленных на разработку более труднодоступных ресурсов. Как утверждает Пирсон, поскольку каждый проект бурения скважин имеет свои особенности, применять шаблонные технологические процессы, характерные для производства, сложно. «Когда вы имеете дело с нефтяными и газовыми месторождениями, каждое из которых характеризуется разным геологическим строением, химическим составом, а также разным уровнем пластового давления, мне кажется, говорить о сколько-нибудь значительной стандартизации вряд ли возможно», – считает эксперт.

Простых решений не существует. В то же время Элисон Бейкер (Alison Baker), начальник отдела нефтегазовой промышленности компании PwC в Великобритании, полагает, что одна из задач, стоящих перед финансовыми специалистами, – помогать компаниям перестроить свои операционные модели. По ее мнению, ключевым фактором, стимулирующим развитие инноваций и расширение сотрудничества (что необходимо для сокращения накладных расходов), являются технологии. «К примеру, если несколько предприятий добывают нефть на одном и том же месторождении, почему бы им не нести совместно часть расходов на работу вспомогательных подразделений для данного месторождения?» – задает риторический вопрос Элисон.

Значительный разрыв

Бейкер признает, что изменить направление работы после того, как проекты капитального строительства уже согласованы, сложно. И это создает определенные проблемы, поскольку сроки реализации проектов измеряются годами (даже десятилетиями), в то время как периоды колебания цен на нефть измеряются месяцами, а иногда неделями и даже днями. В результате наблюдается значительный разрыв между временными горизонтами планирования капитальных вложений и прогнозирования доходов.

«Когда необходимо экономить деньги, финансовые специалисты в первую очередь ищут, что можно перенести на более поздний срок, – утверждает Бейкер. – Но когда решение о реализации проекта уже принято, его сложно изменить, поскольку компания взяла на себя инвестиционные обязательства, не говоря уже об обязательствах перед правительством». Но она считает, что руководство может быть заинтересовано в том, чтобы разбить долгосрочный проект на модули. «В этом случае вы сможете быстрее адаптироваться к новым условиям, чем если бы вы приняли на себя обязательства в рамках двадцатилетнего проекта», – полагает Бейкер.

В настоящее время в нефтегазовом секторе большое внимание уделяется вопросу о том, как лучше всего сохранить денежные средства. «Существует много моделей для реструктуризации и оптимизации портфеля активов, – утверждает Бейкер. – Есть понимание того, что количество денежных средств ограничено, поэтому нужно уделять больше внимания тому, как их использовать».

Констант-Глемас соглашается с тем, что в данной отрасли промышленности много внимания уделяется факторам, влияющим на различные виды затрат. Более подробный анализ и более глубокие знания в этой области могут помочь предприятию лучше понять, какие варианты доступны при различных уровнях выручки. В этой сфере финансовые специалисты могут играть более активную роль, став основным участником обсуждения стратегически важных вопросов на уровне компании.

Неудивительно, что при краткосрочном планировании предприятия нефтегазового сектора уделяют основное внимание вопросу о том, что предпринять в ответ на резкое падение цен, и, как следствие, сосредоточиваются на выручке. Правильность моделей, которые предусматривают постепенный рост цены до прежнего уровня, со временем может подтвердиться, а может и не подтвердиться. Но, пожалуй, большее значение имеют более долгосрочные тенденции, оказывающие существенное влияние на финансовые показатели. К их числу относится, например, тот факт, что новые крупные залежи нефти находятся в проблемных с географической точки зрения регионах или в странах с нестабильными политическими режимами.

Также следует учитывать, что все большее распространение получают возобновляемые источники энергии, которые могут вытеснить углеводородные виды топлива. Придди считает, что эта проблема должна занять верхнюю строчку в повестке дня компаний нефтегазового сектора. «Стоимость производства энергии на солнечных электростанциях снижается быстрее, чем это прогнозировалось», – утверждает он. Эксперт отмечает, что, по прогнозам, в течение 2–3 лет стоимость производства солнечной энергии в США достигнет так называемого «сетевого паритета» – точки, в которой производство энергии на солнечных электростанциях будет так же дешево, как выработка энергии с использованием нефти или газа (без учета субсидий).

«Если бы я был членом совета директоров крупной нефтяной компании, данная проблема привела бы меня в большое замешательство, – утверждает Придди. – При разработке инвестиционного плана я бы уделил возобновляемым источникам энергии больше внимания, чем уделяется в данный момент. И я бы старался нанять людей, которые разбираются в возобновляемых источниках энергии, поскольку может возникнуть серьезный дефицит кадров».

Вместе с тем, несмотря на то, что, по прогнозам, нас ждут тяжелые времена, стремление компаний инвестировать в нефтегазовый сектор или осуществлять сделки по слиянию и поглощению компаний, по-видимому, не ослабевает. Об этом свидетельствует, например, поглощение компанией Shell корпорации British Gas, состоявшееся в этом году. При этом ожидается, что новыми инвесторами станут хедж-фонды и фонды прямых частных инвестиций. По мнению одного отраслевого обозревателя, фонды прямых частных инвестиций начнут инвестировать значительные средства в нефтегазовый сектор в ближайшие 12–18 месяцев.

Если этот прогноз окажется верным, финансовые специалисты должны будут принять более активные меры по повышению качества прогнозирования и поддержки принятия решений. Как правило, участники фондов прямых частных инвестиций – это энергичные инвесторы, которые требуют предоставления подробных ежемесячных показателей. Им требуются точные и детализированные сведения. Основное внимание они будут уделять сокращению издержек, а также максимизации выручки, хотя они могут обнаружить, что в случае продолжительного снижения цен на нефть даже их алхимические знания о том, как создать доход, не дают результатов.

Одним из вопросов, который определенно будет включен в повестку дня данных инвесторов, а также в повестку дня традиционных инвесторов, является проблема обесценения и уценки активов. Один отраслевой обозреватель отмечает, что в последний раз тестирование на обесценение проводилось в январе, когда цены на нефть были выше, чем сейчас. В зависимости от того, как изменятся цены к январю следующего года, инвесторов могут ждать неприятные сюрпризы.

Кроме того, вызывает озабоченность вопрос о том, может ли общемировое стремление к достижению целевых показателей в области глобального потепления означать, что разработка некоторых разведанных запасов полезных ископаемых может быть отложена на неопределенный срок, если ученые не разработают эффективные способы утилизации отработанных газов, образующихся при сжигании углеродного топлива.

Стратегическое партнерство

По мнению Бейкер, поскольку финансовые специалисты стали участвовать в решении широкого круга будущих проблем, они должны стать стратегическими партнерами генерального директора и совета директоров. Вместе с тем она отмечает, что стратегическое партнерство требует умения управлять более широким кругом заинтересованных лиц, чем тот, с которым обычно имеют дело финансовые специалисты.

По ее мнению, все большее значение приобретают коммуникативные навыки. Например, как помочь заинтересованным лицам понять, что коррекция цен, с которой столкнулось предприятие, чья деятельность, по сути, ориентирована на долгосрочную перспективу, является краткосрочной проблемой? И как в свете этого обосновать необходимость продолжить инвестирование, обучение персонала и приобретение новых активов? Это большая проблема, для решения которой некоторым финансовым специалистам, работающим в нефтегазовом секторе, придется выйти за пределы привычной зоны комфорта.

В то же время положительный ответ на данные вопросы может обеспечить успех в течение последующих 10 или более лет. В прошлом предприятия нефтегазового сектора в ответ на коррекцию цен сокращали расходы на набор молодых специалистов и прочих сотрудников. В результате этого спустя несколько лет некоторые компании столкнулись с проблемой разрыва между поколениями сотрудников.

Бейкер утверждает, что положительная роль финансовых специалистов заключается в том, что они убеждают руководителя предприятия сохранять спокойствие, с тем чтобы компания продолжила осуществлять необходимое инвестирование. В силу этого, когда начнется рост, компания будет находиться в более выгодном по сравнению с конкурентами положении, что позволит ей получать более высокий доход.

Означает ли все это, что нефтегазовым компаниям необходимо новое поколение финансовых специалистов? По мнению Колина Пирсона, бухгалтеры, которые добиваются более высоких должностей в крупных компаниях нефтегазового сектора, обычно обладают лидерскими способностями и умеют объяснить, как они содействуют росту стоимости своего предприятия.

Вместе с тем, как считает Констант-Глемас, финансовые специалисты, которые хотят получить повышение в компаниях нефтегазового сектора, должны вначале доказать, что они могут правильно решать основные задачи. «Нам платят за то, чтобы мы обеспечивали достоверность финансовых показателей, а это во многом зависит от изначально правильного выполнения необходимых процедур, верной оценки целесообразности, высокого качества управления, а также надежной системы управления рисками и контроля».

Как указывается в отчете ACCA, важной чертой нового мышления, которое в будущем потребуется финансовым специалистам, работающим в нефтегазовом секторе, для того, чтобы добиться успеха, является умение работать в условиях неопределенности. Чтобы не упустить благоприятные возможности, бухгалтеры должны обладать стратегическим видением и решительностью.

Питер Бартрам (Peter Bartram), журналист

 

Дополнительная информация:

С докладом ACCA о ситуации в отрасли «Нефтегазовый сектор – приоритеты и задачи финансового директора предприятия» (Oil and gas – priorities and challenges for the CFO enterprise) можно ознакомиться по ссылке.

Last updated: 4 Aug 2015